Посол Франции в РФ: из-за пандемии некоторые компании могут уйти с российского рынка

5 мая420

Пьер Леви рассказал «Интерфаксу» о влиянии ситуации с коронавирусом на российско-французские контакты.

Москва. 4 мая. INTERFAX.RU – Прибывший в этом году в Москву посол Франции Пьер Леви рассказал «Интерфаксу» в письменном интервью о том, как коронавирус сказался на российско-французских контактах, а также о рисках ухода иностранного бизнеса из России в связи с пандемией и возможности подключения РФ к механизму INSTEX.

– Как посольство переживает пандемию коронавируса? Затронула ли она кого-то из сотрудников дипмиссии?

– С начала кризиса наша главная задача заключалась в том, чтобы обеспечить защиту наших сотрудников и продолжить работу посольства для французского сообщества и поддержания связей между нашими странами. Конечно, нам пришлось изменить методы работы и максимально сократить присутствие сотрудников в посольстве в соответствии со строгим соблюдением санитарных требований властей. К счастью, на сегодняшний день ни один из наших сотрудников не заболел.

Как и все французские дипломатические миссии, посольство и генеральные консульства Франции в России (в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге) были мобилизованы на предоставление информации и оказание поддержки французам, находящимся в России. Мы создали горячую телефонную линию. Было получено более 2,5 тыс звонков. Так мы смогли в момент приостановки авиакомпаниями регулярных коммерческих рейсов выявить временно находящихся в России французов или оказавшихся в сложной ситуации, желающих вернуться на родину. Благодаря Air France был организован специальный рейс: 4 апреля на нем вылетело около 170 пассажиров из Франции и Европы, в том числе, немцы, бельгийцы, голландцы, британцы и швейцарцы. На борту была, и я этому очень рад, русская пара с их трехлетним мальчиком, страдающим тяжелой болезнью, который отправился на лечение в Швейцарию.

Мы продолжаем работу по возвращению французов, находящихся в России, которые хотят вернуться на родину, и отправляем их через другие близко расположенные к Франции европейские столицы в партнерстве с нашими европейскими коллегами.

– Как коронавирус сказался на графике контактов на различных уровнях с российской стороной? Есть ли мероприятия, которые уже пришлось отменить в связи с пандемией: визиты, совместные культурные и образовательные мероприятия?

– Конечно, пандемия повлияла на нормальное развитие дипломатических отношений. Планировался визит президента Республики Эммануэля Макрона для участия в праздновании Дня Победы 9 мая, который был отложен. Также были отложены и визиты министров, в том числе, министра экономики. На эту весну была запланирована обширная культурная программа, образовательные и лингвистические проекты: например, празднование пятидесятилетия организации Франкофонии, гастрономический фестиваль «Вкус Франции», который посвящен искусству французской кухни.

Там, где это было возможно, пока мероприятия отложены, мы использовали альтернативные цифровые площадки, чтобы привлечь нашу постоянную аудиторию. Я приятно удивлен изобретательностью и творческим потенциалом, которые проявились благодаря кризису. Например, Французский институт проводит теперь онлайн-курсы французского языка, а все французские музеи и памятники предоставили виртуальную возможность посещения своих экспозиций. Я люблю музыку, оперу и танцы. Представляете, как я был доволен своей прежней жизнью в Москве и как расстроен сейчас. Для таких энтузиастов как я рекомендую, среди прочего, третью сцену Парижской оперы и их последние творения.

У меня есть все основания полагать, что положительная динамика (в развитии российско-французских отношений – ИФ) возобновится, когда мы преодолеем это ужасное испытание. Но не думайте, что мы сможем вернуться к прежней ситуации. Недавно выступал министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, который поделился своим опасением, что мир после эпидемии будет прежним, в том, что касается его худших сторон. Эту формулу следует понимать как отказ от фатализма, призыв к действию. Пандемия заставила нас осознать взаимозависимость и нашу общность. Здоровье каждого зависит от здоровья всех. Она обострила силовую политику, усилила разрывы между развитыми и другими странами. Существует острая необходимость коллективных действий и укрепления многосторонней системы, о которой напоминает нынешний кризис. Наши страны, как постоянные члены Совета безопасности ООН, очень привержены этому. Все пять постоянных членов Совбеза ООН несут ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Что касается франко-российских отношений, то они являются одним из столпов международных и европейских отношений, и я не сомневаюсь, что в ближайшие месяцы они продолжат укрепляться, несмотря на кратковременную приостановку встреч в соответствии с указаниями и волей наших президентов.

Источник: Интерфакс

– Есть ли риск, что из-за пандемии коронавируса, связанного с ней падения спроса и в целом снижения экономической активности, французские компании могут сократить присутствие в России?

– Вероятно, вы знаете, что Франция занимает второе место среди иностранных инвесторов в России и ее предприятия работают в большинстве отраслей экономики. Мне кажется, такое масштабное присутствие демонстрирует доверие французских предпринимателей к российской экономике. Я уверен, что большинство из предприятий намерены продолжить свою работу в России и после кризиса. Однако, возможно, некоторые из них, особенно те, кто сильнее других пострадает от нынешней ситуации, будут вынуждены прекратить свою деятельность. Но в настоящее время это сложно прогнозировать.

Безусловно, как и другие инвесторы, французы сталкиваются сейчас с серьезными трудностями, об этом свидетельствуют результаты проведенного нами совместно с Франко-российской торгово-промышленной палатой опроса. Конечно, основные трудности связаны с остановкой некоторых видов производственной и торговой деятельности, в частности, в Москве, а также в связи с самоизоляцией рабочих, которые не могут выполнять свои обязанности дистанционно. Существуют и логистические проблемы, создающие определенные затруднения, неизбежная нехватка денежных средств, ведь предприятия продолжают оплачивать фиксированные издержки в то время, как их товарооборот существенно снизился.

Не мне давать оценку решениям российских властей по противодействию беспрецедентному вызову, связанному с эпидемиологическим кризисом. Почти во всем в мире этот шок симметричен и резко снижает спрос и предложение. Это беспрецедентно! В то же время я позитивно смотрю на расширение поддержки со стороны государства в отношении мелких и средних предприятий, которые имеют иностранных акционеров, ведь ценность созданных ими в России рабочих мест имеет ту же значимость, что и на других предприятиях. Они, как и остальные, принимают участие в росте благосостояния и развития страны, платят налоги. Во Франции в настоящее время правительство направляет экономическую поддержку всем предприятиям, расположенным на ее территории, вне зависимости от национальной принадлежности. Почему бы так не сделать в России?

– Считаете ли вы, что Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений должен быть продлен? Согласны ли вы с позицией России о том, что ДСНВ должен быть продлен в нынешнем виде? И готова ли Франция в дальнейшем подключиться к многосторонним переговорам по стратегическим ядерным вооружениям?

– В феврале 2020 года президент республики в своем выступлении по вопросам обороны и ядерного сдерживания напомнил: «Двусторонние российско-американские соглашения исторически связаны с эпохой холодной войны, однако они актуальны и в современном мире, учитывая имеющиеся до сих пор значительные арсеналы вооружений Москвы и Вашингтона, не сопоставимые с другими государствами, имеющими ядерное оружие». Именно поэтому Франция считает важным продление нового договора СНВ после 2021 года.

По поводу участия Франции в предстоящих переговорах по стратегическим вооружениям, как вы знаете, в вопросе ядерного сдерживания Франция уже придерживается принципа сохранения «строгой достаточности» своих ядерных мощностей. Кроме того, напоминаю вам, что за последние годы мы приступили к беспрецедентным мерам по одностороннему разоружению: мы отказались от наших наземных сил и действуем по принципу проверяемой транспарентности в отношении размеров наших арсеналов.

Однако в феврале 2020 года президент республики напомнил о том, что «Франция в рамках собственных обязательств также готова принимать участие в дискуссии пяти ядерных государств (в смысле Договора о нераспространении ядерного оружия) по приоритетным направлениям ядерного разоружения, расширения доверия и транспарентности существующих ядерных арсеналов и ядерных стратегий каждого из государств. Эта дискуссия должна быть направлена на усиление стабильности отношений между ядерными государствами и на снижение опасности непреднамеренной эскалации в случае конфликта».

– В Москве констатируют, что с момента декабрьского саммита «нормандской четверки» достичь подвижек в позитивную сторону в украинском урегулировании не удалось. Согласны ли вы с этой оценкой? И считаете ли вы реальным последовательное выполнение минского комплекса мер, на чем настаивает Москва?

– В декабре 2019 года в Париже главы четырех стран «нормандского формата» согласовали ряд мер, направленных на реализацию Минских соглашений, и договорились провести очередной саммит в этом году. Видеоконференция министров иностранных дел, которая состоялась 30 апреля, позволила подвести итоги выполнения договоренностей, достигнутых на парижском саммите. Как говорится в нашем коммюнике, опубликованном по итогам этой встречи, еще многое предстоит сделать.

В частности, мы вновь призвали к полному прекращению огня сторонами и к скорейшему прогрессу в вопросе разминирования, особенно вблизи объектов, наиболее часто посещаемых гражданским населением. Кроме этого, мы подчеркнули, что распространение эпидемии COVID-19 на востоке Украины требует принятия срочных мер, в том числе, по облегчению доступа гуманитарных организаций, поскольку в результате закрытия линии соприкосновения особенно пострадало мирное население.

Франция не пожалеет усилий в рамках «нормандского формата» для того, чтобы найти политическое решение этому кризису в сердце европейского континента. Вы знаете стремление президента республики, заявленное, в частности, в ходе встречи с президентом Путиным в Брегансоне, выстроить архитектуру доверия и безопасности с Россией.

– Недавно «евротройка» провела первую сделку с Ираном по поставке товаров медицинского назначения с использованием механизма INSTEX. Остаются ли шансы на то, что этот механизм будет распространен и на сделки по другим товарным позициям, в том числе, на иранскую нефть? Рассматривается ли возможность подключения к INSTEX других стран, в том числе, России?

– Прежде всего я хотел бы напомнить о глубинном значении этой инициативы. Механизм INSTEX является частью СВПД, соглашения, заключенного для того, чтобы Иран никогда не мог иметь ядерного оружия. Это ключевой элемент режима ядерного нераспространения, определяющий международную безопасность. Этот специальный инструмент предназначен для поддержки законной торговли Европы с Ираном с фокусом на наиболее важные секторы для иранского населения: поставки фармацевтических препаратов, медицинского оборудования и продуктов питания и, следовательно, для сохранения СВПД.

Мы приветствуем первую успешную сделку с помощью этого механизма, которая позволила в марте прошлого года экспортировать медицинское оборудование из Европы в Иран. Я, кстати, подчеркиваю, что европейские санкции всегда направлены на сохранение гуманитарной деятельности.

Как недавно объявили министры иностранных дел Франции, Германии и Великобритании, INSTEX имеет долгосрочную цель — открытость для экономических игроков третьих стран, компаний, которые хотели бы торговать с Ираном в соответствии с международными финансовыми стандартами и усиленными процедурами due diligence («должная добросовестность»). В долгосрочной перспективе в этот список могут быть включены и российские компании. Мы продолжаем работать над различными вариантами и возможностями для будущего этого механизма с европейскими заинтересованными сторонами.

Предпринимает ли французская сторона какие-то шаги по освобождению французского предпринимателя Филиппа Дельпаля? Омрачает ли эта ситуация российско-французские отношения и сказывается ли негативно на настроениях работающего в России французского бизнеса?

– Мы активно следим за делом нашего соотечественника Филиппа Дельпаля, лишенного свободы уже более года, и поддерживаем тесную связь с его семьей и адвокатами. Необходимо обеспечить равное и уважительное соблюдение его прав. Это становится еще более актуальным во время текущего эпидемиологического кризиса.

Этот случай вызывает справедливые сомнения у иностранных инвесторов относительно делового климата в России и его привлекательности, о чем заявляла не только Франко-российская торгово-промышленная палата, но и видные российские деятели экономики. Франция и дальше будет внимательно следить за этим делом на высшем уровне.

Фото: Ольга Веретенникова/Посольство Франции в России

Посол Франции в России Пьер Леви рассказал о пандемии коронавируса и отношениях двух стран.
Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль