В Париж и обратно, или как сибирячка училась во Франции

4 августа 20201150

Продолжаем рассказывать о тех наших соотечественниках, для которых Франция стала чем-то большим, чем просто местом проведения отпуска. Ирина Уткина получила там высшее образование, но не захотела остаться жить. 

— Ирина, расскажите, пожалуйста, как вообще появилась идея поехать учиться во Францию?

— Когда я училась на четвертом курсе Томского государственного университета на факультете прикладной математики и кибернетики, в Новосибирском государственном университете проходил набор на учебу во французском университете по обмену. Новосибирск от Томска недалеко и мы с одногруппниками решили попробовать поучаствовать в конкурсе. Поехали, сдали экзамены. Оказалось, что мы с одногруппницей прошли экзамены и поступили в Высшую школу телекоммуникаций Telecom ParisTech в Париже и, когда узнали об этом, сразу начали учить французский язык.

— А до этого французский язык вы не знали?

— Да, у меня вообще никакой связи с Францией до этого не было.

— Расскажите, а какие именно экзамены пришлось сдавать на конкурсе? 

— Это были тесты похожие на стандартные американские тесты для сдачи экзаменов. Что-то типа нашего ЕГЭ. Математика, физика, информатика.

— Как много времени у вас было на подготовку к поездке во Францию? Как долго вы учили французский перед этим?

— О том, что мы прошли по конкурсу, узнали в декабре–январе, а в июле мы уже полетели во Францию.

— Получается, у вас было меньше полугода! До какого уровня за это время вам удалось довести французский с нуля?

— По стандартному расчёту знания иностранного языка у меня был уровень А2. Мы выиграли стипендию французского правительства Eiffel, которая позволила нам дополнительно изучать французский язык в языковой школе для иностранцев в Виши — маленький городок в центре Франции, где мы два месяца жили во французской семье и каждый день учили язык.

— И сколько вы в итоге учились во Франции?

— Два с половиной года проучилась и получила диплом.

Стипендиальная программа Eiffel была учреждена министерством иностранных дел и международного развития Франции для  того, чтоб привлечь лучших иностранных студентов для обучения в  магистратурах и аспирантурах высших учебных заведений Франции.

— Ирина, получается у вас был опыт учебы и в России, и во Франции. Вы можете сравнить нашу систему образования с французской, поделиться своими ощущениями?

— Это совершенно разные системы. Если у нас за студентами преподаватели и учебная часть «бегают»: следят за посещением, напоминают о сдаче «хвостов», то во Франции за тобой никто бегать не будет, можно и вовсе не ходить на занятия, главное явиться на экзамены и сдать. Все. Если ученик пришел и получил оценку, то все вопросы снимаются. 

Следующее отличие от нашей системы образования — есть «практические» курсы, в течение которых (например, за семестр) необходимо сделать свой проект — преподаватель лишь консультирует студента в процессе, потом официальная защита этого проекта и получение оценки. При такой учебе можно вообще в университете не появляться — только в библиотеку заходить, хотя большую часть литературы можно и в интернете найти.

А привычной нам системы курсовых работ и итоговой — дипломной во Франции нет. Их система обучения заключается в том, что в течение всего обучения необходимо заработать определенное количество очков, но я сейчас не помню сколько именно. Грубо говоря, в сумме должно получится, к примеру, 100 баллов за два года, пока студент их не наберёт, диплом не получит. 

Конечно, если совсем долго засидишься и очень сильно отстанешь — вместо ста баллов у тебя до сих пор двадцать, то администрация уже начнёт задавать вопросы и проводить «воспитательные» беседы. А если у студента 90 баллов, а надо 100, то есть не хватает всего 10, то предложат еще полгода поучиться и взять два каких-нибудь проекта, например, по 5 баллов каждый и дотянуть до 100.

— В каком-то смысле можно сказать, что эта система образования более гуманная по отношению к студентам?

— Скорее, она более практичная в плане применения в жизни, потому что очень много можно сделать проектов, которые пригодятся в реальной работе. В России нас в основном заставляют зубрить и сдавать конспекты, а во Франции фокус именно на практике: нужно решить конкретную задачу, провести лабораторные работы.

Три документа, необходимых для поступления во французский ВУЗ. По статистике именно неправильно собранные документы могут поставить крест на мечте об учёбе во Франции.

— Ирина, российскую систему образования ругают в том числе и за то, что удачное окончание университета не является гарантией получения хорошей работы. Правильно ли я понимаю, что после завершения учебы во французском университете вы бы смогли продолжить работать во Франции, то есть существует тесная взаимосвязь между успешной учебой и получением хорошей должности? 

— Да, это верно. Например, выпускнику высшей школы во Франции изначально не могут предложить зарплату ниже 30 000 евро в год. Конечно, официально это нигде не прописано, но ситуация на рынке труда такая, что твой доход будет прямо зависеть от того, какой университет ты окончил. 

— А тяжело было искать работу во Франции? Как вы ее нашли?

— По факту я во Франции не искала работу, только проходила там стажировку. Полугодовая стажировка является обязательным условием для получения диплома. По-честному, я нашла достаточно простую стажировку с минимальной оплатой труда в небольшой компании, потому что уже знала, что не останусь во Франции, и для портфолио место стажировки было не важно. Но в основном все мои друзья, кто хотел остаться во Франции, нашли работу. 

— Если не секрет, почему вы не захотели остаться во Франции, ведь многие об этом могут только мечтать?

— Мне просто менталитет наш больше подходит для жизни. Иностранцы для меня всегда останутся иностранцами. Как бы ты акклиматизацию не прошел, как бы удачно не интегрировался в общество, как бы хорошо тебе не было, ты всегда останешься чужим, неважно, как ты себя чувствуешь. Расслабиться полностью невозможно, все равно чувствуешь себя иным.

— Правильно понимаю, что французский диплом в итоге сыграл свою роль в вашей карьере уже в России?

— Да. Наверняка «французская» строчка в резюме сыграла свою роль. Сейчас я работаю во французской автомобильной компании Renault в Москве. Французский язык приходится использовать постоянно, командировки во Францию тоже были в свое время. 

— Ирина, нас будут читать люди, которые интересуются Францией. Многие из них подумывают о том, что уехать за границу учиться или работать. Вы бы могли им что-то посоветовать?

— Мне кажется, что для достижения чего-либо необходимо обязательно выйти из зоны комфорта. Только если набраться храбрости и выйти полностью из зоны комфорта, когда будет все вокруг непривычно, тогда что-то и получится. Так было у меня: язык еще не знала толком, а мне уже на нем электродинамику и физику приходилось учить. Деваться было некуда, просто сидела переводила учебник со словарем, слово за словом, чтобы понять, что происходит. Только так понимаешь, что преодолевая сложности, начинаешь расти и это потом очень сильно помогает, уже все остальное становится не так страшно, не так больно. Ну и как говорится, жизнь начинается только тогда, когда ты выходишь за привычные рамки.

Renault Group — французская автомобилестроительная корпорация. Штаб-квартира компании расположена в городе Булонь-Бийанкуре, недалеко от Парижа.
Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль