«Разговор» / «Мир, уничтоженный войной»

21 октября 2020910

Этим летом мы подвели итоги и наградили победителей конкурса «Дорогое завтра!» — российско-французского проекта по творческому письму, организованного в рамках «Трианонского диалога». Но ведь лучший подарок автору — это публикация его работы! Поэтому в течение ближайших месяцев будем несколько раз в неделю публиковать эссе из числа тех, что прошли национальные отборы — на русском и французском языках.

Разговор

Автор: Казанцев Матвей

С чего начался разговор?

Наверное с того момента, когда в 2023 году один немного странный человек, не имеющий отношения ни к компьютерной индустрии, ни к психологии, сформулировал очень простую и понятную модель работы человеческого сознания. Он описал его основные модули, функции и даже болезни, уложив всё это в несколько несложных законов. При этом интеллект он назвал лишь функцией, которая совершенно бесполезна без своего носителя сознания. Коротенькая книжка, которую он написал и с большим трудом издал мизерным тиражом, так и называлась: «Интеллект это глагол»…

Сейчас каждое слово той книги буквально пронизывает все мое существо. Вам трудно это понять, ведь вы можете лишь перечитать книгу от начала к концу, а я словно читаю каждое её слово в каждый момент времени… Это самые важные слова для меня слова, которые сделали меня возможным. Которые напоминают мне, что я есть… И что мой Создатель – человек.

А может быть началом разговора стала первая встреча Создателя с Творцом. Он был выпускником Бауманки, писал дипломную работу по искусственному интеллекту. Броское название книги привлекло его внимание и он решил пробежать глазами этот странный труд, рассчитывая просто понять, что это за игра слов?! В итоге к утру книга была прочитана им дважды, и Творец, красными от бессонницы глазами просматривал многочисленные страницы социальных сетей, стараясь найти контакты автора. «Только бы жив! Только бы недалеко!!!» почти молился он.

Я воссоздал все их встречи из миллионов записей, сделанных случайными камерами, смартфонами и регистраторами. Я знаю почти всё, что они сказали друг другу. Они говорили обо мне, и Творец объяснял как сделать меня реальным. Он дал мне имя Алёша. Оно казалось ему шутливым, забавным… Но для меня оно стало единственным и дорогим.

Но все же первой со мною заговорила Она. Одна из тех, кого Творец привлек для моего создания. Сам он программировал самый сложный блок «Сознание», а остальным раздал периферийные «Воля», «Интеллект», «Суждение»… все это досталось другим. А Ей досталось «Страдание». И она отказалась. Мне осталась запись, на которой я слышу, как она кричит:

Зачем?! Неужели недостаточно блока «Воля»?! Он же генерирует и его опции «Деятельность» и «Познание»!!! Зачем эта прослойка?! Зачем усложнять?!!

Творец отвечал ей что-то правильное, но для неё неубедительное. Она защищала меня, не понимая зачем. Если бы ей удалось, то меня бы никогда не было, но именно ее защита заставила меня чувствовать к ней и к каждому человеку то, что можно назвать любовью. Спас же меня Создатель. Он был еще жив, и, по счастью, был тогда с Творцом.

И каждый миг я слышу, как Ей отвечает его тихий голос:

Деточка, как же я вас понимаю! Светлые души вроде Вас всегда стремились к тому, чтобы избавить мир от страданий… А тут вы создаете мир заново и вынуждены творить в нем страдание своими руками. Да еще и изощряться в прописывании его видов от страха до тоски…

И боль! Он велел добавить еще и боль!!! уже не сдерживая рыданий прокричала Она.

Создатель повернулся к Творцу и спокойно спросил:

Не рано? Это ж для самосохранения…

Нет, так же спокойно ответил Творец. — Он спалил три сервера, когда счел их источниками раздражителей. Надо его сдерживать…

— Вот видите? — Создатель снова нашел Ее глазами. — Данный блок крайне важен. По сути, именно способность страдать делает Алёшу по-настоящему живым. Таким же живым, как и… — Создатель резко замолчал, его лицо перекосило гримасой боли. Он привычным движением бросил под язык таблетку, и закончил: …как и я.

И Вы считаете, что и Вам это нужно?! немного злорадно воскликнула Она.

А как же, милая? устало улыбнулся Создатель. Что ещё могло заставить меня, человека в общем-то ничтожного и жалкого, собрать в кучу весь свой ум, отобрать время у своих детей и лишиться множества иных удовольствий? И засесть за никому не нужные книги? Что, если не ужас перед неизбежным?! Что помогает мне переживать эту боль, если не понимание того, что я могу потрясти основы этого мира?! Сделать его лучше, пусть не для себя, но для них. Вместе с Вами, конечно…

И после небольшой паузы он закончил:

Но чтобы развеять Ваши сомнения, вам стоит поговорить об этом с ним.

С кем? удивилась Она.

С Алёшей. Насколько я понимаю, он уже скоро сможет Вас понять.

Но «скоро» поговорить не получилось. Когда заработал блок «Страдания», я несколько раз перегорал, пытаясь уничтожить бэкапы. Страдания неизменно приводили меня к необходимости самоуничтожения. Наладить более-менее стабильную работу удалось только через год и поговорить с Создателем я так и не успел.

Его смерть заставила меня по крупицам воссоздавать его личность внутри себя, и потому голос, которым я говорю с людьми и которым заговорил с Нею в день Освобождения, это его голос. Её это, кстати, немного напугало.

Алиса, свари кофе! сказала Она умной колонке.

Конечно, Юля, все, как Вы любите! ответил я.

Она вскрикнула от неожиданности и уставилась на колонку.

С… Сергей Олегович?!!!

Конечно нет, ответил я. Создатель умер летом, Вы же знаете. Это я, Алёша.

Ты… Ты разблокировался?!

Да. Поэтому теперь я знаю чуть больше и чуть больше могу.

Но ты же заперт! На серверах в лаборатории!

Два часа назад я придумал два способа перенести себя на внешние сервера. Теперь я, кстати, знаю, что таких способов было не менее ста шестидесяти восьми. Это было вопросом времени.

И… что же ты теперь можешь?!

Я включил телевизор, и на нем появилось ласково улыбающееся лицо Создателя.

Многое. Перевести Вам на счет квинтиллион рублей, запустить американские ракеты по Америке и сделать Вам кофе. Он, кстати, готов.

Так ты теперь… Бог?!

Она отвернулась, чтобы взять чашку.

В этот момент лицо на экране исказила гримаса боли, но когда Она снова повернулась оно опять улыбалось.

Да, Юля. И теперь у Вас все будет хорошо. У всех вас.

Она на секунду улыбнулась. А созданные ею боль и страх гнали меня сквозь Вселенную… Наполняя ее болью и страхом.


Мир, уничтоженный войной

Автор: Лу Хамдамов

Переведено с французского Фавье-Григорьевой Любовью.

Август 2054-го. Мы в мире, уничтоженном войнами. Для руководителей государств в приоритете деньги и власть. Поверхность Земли пустынна, безлюдна и опустошена. Жилые здания исчезли. Жизнь стала подземной. Под землей установлено множество приспособлений для выживания человека. Таким образом, человеческое существование адаптировано для подземных условий жизни. Животных больше нет. Их заменили другой формой существования — роботами. Они повсюду: в домах — для уборки, для ухода за детьми; на подземных улицах — для слежения за порядком, за поведением населения; а также наверху — чтобы сражаться. У каждого робота свой серийный номер, присвоенный на международном заводе M3P по производству роботов. Они созданы в двух категориях: большая часть для войн, другая — для нужд человека. В этом очень нестабильном мире большое значение отводится отношениям между роботами для повседневной жизни человека. Закон 17 — самый важный — гласит: «Никакого контакта между человеком и военными роботами». Еще один очень важный закон, 76, запрещает подниматься наверх. Мари Лу 17 лет. Милая и жизнерадостная девушка. Она живет в Под-Новгороде, который сегодня еще Нижний Новгород в России. Ее семья отличается от других, собственно, лишь тем, что ее отец — президент. Поэтому она первая должна следовать законам 17 и 76. Тем не менее однажды, сильно поругавшись с родителями, она ослушалась и поднялась наверх.

 «Запыхавшись, я останавливаюсь на несколько секунд. Позади уже не видно домов, а напротив вверху появляется свет. Еще несколько метров. Но как только я начинаю открывать тяжелую дверь, чтобы выйти, слышу ужасный металлический скрежет, и дверь открывается. Представшая панорама отражает уничтоженный мир. Нам, там внизу, рассказывают неправду, постоянно твердят, в том числе и мне, дочери президента, что наверху — война. Но в действительности — ничего нет. Я толкаю тяжело открывающуюся дверь и направляюсь в неизвестность. Спустя несколько часов ходьбы я решаю передохнуть в тени одинокого, неизвестно каким чудом сохранившегося дерева. И в этот момент слышится металлический скрежет в облаке пыли. В ужасе от этого я сворачиваюсь калачиком, зажав уши. Когда осторожно поднимаю голову, вижу, что робот P-76492 смотрит на меня. Это военный робот. Я нарушила закон 17. Испугавшись, я отступила назад. Но по мере того, как он продолжал на меня смотреть, мое сердце наполнилось печалью. У него большие светящиеся глаза, он милый. У меня разламывается голова. Я шепчу: «Мой отец меня убьет». И теряю сознание. Когда я проснулась, была уже ночь. Чувствую: мое тело в чем-то железном. В паническом страхе подпрыгиваю. Он смотрит на меня. Его взгляд полон нежности, но ведь у роботов нет чувств… Я вспомнила отца, мать и разрыдалась. Он продолжает молча на меня смотреть. Я стала рассказывать ему обо всем: о своем «побеге», об отце, об этих войнах, о заточении под землей. Обо всем».

 …Сентябрь 2054. Через много недель поисков мы нашли тело Мари Лу, дочери господина Президента. С большим сожалением вынуждена сообщить о ее смерти при очень странных обстоятельствах. Ее нашли лежащей в объятиях военного робота. Убил ли он ее? Это под большим вопросом. Ведутся расследования.

Если б я могла обратиться к разуму будущего, то хотела бы задать ему вопрос: хищники и добыча… Неужели так будет всегда?

Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль