«Роберт младший» / «Искусственному разуму»

17 октября 20207630

Этим летом мы подвели итоги и наградили победителей конкурса «Дорогое завтра!» — российско-французского проекта по творческому письму, организованного в рамках «Трианонского диалога». Но ведь лучший подарок автору — это публикация его работы! Поэтому в течение ближайших месяцев будем несколько раз в неделю публиковать эссе из числа тех, что прошли национальные отборы — на русском и французском языках.

Роберт младший

Автор: Нальгиев Хасан

— Постой здесь, — сказал я Роберту. Я ещё не знал, как сообщу его матери, что он жив. Надеюсь, что ее сердце выдержит внезапно свалившееся счастье.

Аделина Николаевна оплакивала своего погибшего сына больше двух лет. Видеться с ней мне было непросто. Все наши беседы были о Роберте.

Мать моего близкого друга уже ждала меня, я предупредил ее о визите. 

— Хасан, дорогой, что случилось? Надеюсь, у тебя все в порядке?

Я попросил ее не волноваться и усадил на стул.

— Вы только не задавайте никаких вопросов, я сам не знаю на них ответы. Просто примите как факт. 

— После смерти сына, меня уже ничего не страшит, — ответила женщина.

Вошёл Роберт. Аделина Николаевна застыла. Она встала, слёзы закапали на ее фартук. Затем она села и, закрыв лицо руками, заплакала. Роберт подошёл, присел перед ней на корточки и сказал: «Мама, теперь все будет хорошо, я всегда буду рядом».

Она гладила его по голове и все время плакала. Я оставил их наедине. 

Мы дружили с Робертом с детства. Когда он погиб на испытаниях сверхскоростного истребителя, я долго не мог отпустить его. Каждый день мысленно разговаривал с другом, пока, наконец, не решился вернуть его.

Школьное увлечение робототехникой привело меня в секретное предприятие по производству антропоморфных механизмов. Пять лет назад мы научились внедрять в машину эмоциональный интеллект, теперь наши человекоподобные роботы испытывали эмоции сами и распознавали их в других. Киборги не только ничем не отличались внешне, но и реагировали на гнев, радость, удивление, грусть так же, как люди. Они распознавали по температуре тела, взгляду, мимике и позе настроение человека. 

Роботы ещё не гуляли по улицам города. Пока мы выполняли заказы спецслужб крупных стран, изготавливая двойников первых лиц государств. Никто, даже члены правительств не догадывались, что на массовых мероприятиях перед ними выступает не президент, а ультрареалистичный киборг.

«Роберт младший» — так я назвал своего воссозданного друга. Полгода он жил в бункере предприятия. Я программировал его память. Роберт младший должен был знать все до мельчайших деталей о жизни своего прототипа. В его базе данных были: социальные сети, фотографии, музыкальные плейлисты, фото друзей и знакомых с их данными, увлечения, работа, любимые фильмы и лексикон моего друга. Я понял, что копия готова, когда Роберт младший безошибочно назвал точную дату и детали нашего с ним падения с мотоцикла.

Я старался часто навещать Аделину Николаевну.  И всякий раз чувствовал себя виноватым, что я жив. Она страдала. Роберт был ее единственным сыном. Я понял, что настало время вернуть его матери. Чтобы она ничего не заподозрила, я даже встроил ему внутренние органы. Киборг мог поглощать пищу и в нем работал механизм имитирующий стук сердца. Иногда мне становилось не по себе. Даже я уже не смог бы отличить созданного Роберта от настоящего.

Для нормального функционирования искусственного организма, каждый месяц нужно было менять аккумулятор, который был вживлен в ногу Роберта. Дистанционно я контролировал друга, сбоев не было. 

Сегодня нужно сменить батарею моему новому приятелю. Когда я вошёл, Роберт читал книгу, а Аделина Николаевна готовила ужин. 

— Хасан, дорогой! Как ты вовремя пришёл! Мы как раз собирались ужинать. 

Женщину было не узнать, она даже помолодела. 

Пока она суетилась на кухне, я быстро сменил аккумулятор. 

— Роберт младший! Принеси мне скатерть из шкафа! — крикнула Аделина Николаевна.

Когда я уходил, она вышла меня проводить до машины, велев сыну остаться дома.

— Почему вы назвали его Роберт младший? — спросил я.

— Потому что он младший, а старшего уже не вернуть.

— Так вы знали?

— Материнское сердце не обманешь. Я знала это с первой минуты. Но я никогда, никому его больше не отдам. В отличие от старшего, Роберт младший никуда не спешит, он всегда рядом. И мне не надо бояться, что я переживу его…

Все родители боятся пережить собственных детей.

— Хасан! Иди ужинать!

«Мы же только что ужинали», — подумал я и понял, что слышу голос своей матери. Я проснулся. Из кухни доносился запах любимой выпечки, а по телевизору шла программа о доме престарелых. Старушка в инвалидном кресле вытирая слезы, рассказывала о том, что у нее никого нет и навещать ее некому.

Дорогое завтра! Я хочу, чтобы не было в мире одиноких людей. Мы обязательно внедрим эмоциональный интеллект в робота и он перестанет быть просто машиной. Мы изобретем для всех одиноких бабушек внучку-киборга, которая будет заботиться о ней, слушать, сочувственно кивать головой, искренне смеяться, когда бабушка в сотый раз расскажет смешную историю своей молодости. Внучка-киборг измерит давление, напоит чаем с мёдом, расскажет новости со всего земного шара. Она всегда будет рядом, каждую минуту. Сколько еще на свете одиноких людей с ограниченными возможностями, не покидающих пределы собственной кровати. Им всем нужны понимающие, любящие друзья, пусть даже вместо вен у них провода. Мы создадим целую армию добрых и неуязвимых роботов. Дождись нас, интересное и волнующее наше завтра!


Искусственному разуму

Автор: Тибо Фирлей

Переведено с французского Любовью Фавье-Григорьевой.

 Какое обращение употребить: Вы, ты? Искусственный интеллект не является одушевленным существом, поэтому «ты» мне кажется более подходящим. Но одновременно, как можно не уважать такой великий разум? Поэтому в своем послании я буду обращаться на «Вы».

Я Вас вижу. Я слышу о Вас регулярно по радио и телеканалам. В телепередачах и в различных статьях также чувствуется Ваше присутствие. Ваше влияние на общество впечатляет! Вы необходимы как в медицине, так и в промышленности. Крупные американские предприятия только и делают, что о Вас говорят. Человечество Вас создало в надежде на помощь, но Вы не можете выполнять функции, для которых Вы не запрограммированы. Например, Ваш интеллект уже способен выполнить такую задачу, как распознавание лица. Но затем Вас учат готовить блюда. Представим себе, по рецепту требуется добавить целое яйцо. Что сделаете Вы? Добавите яйцо со скорлупой, тогда как нужно было лишь белок и желток. Несмотря на Ваши запрограммированные знания, у Вас нет такого же общего понятия, как у нас. Что я понимаю под «общим понятием»? Это то, о чем все знают, но не говорят. И так понятно. Короче говоря, для Вашего правильного функционирования мы, люди, должны ввести в Ваши алгоритмы все случаи общих понятий, но это совершенно невозможно. Не слишком ли сложный наш человеческий мир, что не представляется возможным «вбить» его в память компьютера?

Вы не обладаете сознанием! Если однажды удастся добиться автономии искусственного интеллекта, сможете ли Вы различать добро и зло — понятия особо абстрактные? Что такое добро? Что такое зло? Грань иногда едва различима в зависимости от времени. Человек, думая, что делает добро, в реальности поступает очень плохо… Так как же алгоритм может обрабатывать абстракцию, распределять по понятиям и, наконец, фиксировать в памяти? И если все это получится, что произойдет в случае сбоя алгоритма? Достаточно одного ошибочного шага между тремя этапами: «обрабатывать», «распределять», «фиксировать», — и может случиться настоящая катастрофа.

Представим, что искусственный интеллект совершит ошибку во время обработки и пошлет неправильную информацию в память. Как следствие, действие, можно сказать злонамеренное, теоретически может быть расценено как правдоподобное… И, так как компьютерная память автоматическая, эта информация будет зарегистрирована навсегда. Настоящая катастрофа! Машины, наделенные искусственным разумом, станут выполнять действия, которые ошибочно будут считать неопасными. Почти как человек… С той разницей, что Вы, искусственные интеллекты, работаете с миллионом информационных данных в секунду…

Возможно ли реально рассматривать настоящий интеллект как обычный анализ? Мы, люди, любим абстрактные понятия и ясно определяем то, что может представлять настоящий интеллект. Вы, без сомнения, думаете как люди. В итоге интеллект заключается в возможности безграничных вычислений, сохранений и анализов. Спросите любого: «Что такое настоящий интеллект?». Однозначно, Вы услышите в ответ: «Решать задачи, вычислять». Или же способность хранить знания, или уметь разрешать проблему с помощью простого анализа. В таком случае, Бетховен и Моцарт не могут считаться интеллектуально развитыми? А что можно сказать о Ван Гоге, Моне или Сезанне? Я знаю Ваш ответ: «Речь не об их интеллекте, а о чувствительности, их эмоциях. Благодаря этим качествам они стали великими артистами». На это я отвечу, что, безусловно, Вы правы и больше меня знаете. Но умение использовать чувствительность, эмоции для созидания — не это ли является свидетельством интеллекта? Способны ли Вы рисовать картины? Сочинять музыку? Писать так же чувственно, как эти великие артисты? Тем не менее у Вас гораздо больше возможностей, чем у них всех вместе взятых, я уверен в этом.

Видя, как в наше время развитие искусственного интеллекта набирает обороты, с одной стороны, мне страшно Ваше возможное доминирование, с другой — меня восхищают Ваши возможности! Скоро все наши больницы будут оснащены в помощь врачам самыми лучшими аппаратами диагностики и лечения. Скоро рабочие на заводах будут освобождены от тяжелых физических нагрузок — конец скелетно-мышечным нарушениям! Скоро Вы будете водить авто вместо нас, сокращая смертность на дорогах. Вы откроете нам видение будущего, которое до сих пор мы не могли себе представить. Только прогресс! Такое будущее возможно и будет возможным, если только Земля будет сохранена. Но есть сила гораздо мощнее, способная прекрасно управлять нашими ценностями: Природа. А она беспристрастна.

Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль