«Перед тем, как уйти, он плакал…» / «Живое существо»

7 октября 20201320

Этим летом мы подвели итоги и наградили победителей конкурса «Дорогое завтра!» — российско-французского проекта по творческому письму, организованного в рамках «Трианонского диалога». Но ведь лучший подарок автору — это публикация его работы! Поэтому в течение ближайших месяцев будем несколько раз в неделю публиковать эссе из числа тех, что прошли национальные отборы — на русском и французском языках.

Кто не терял друзей и близких…

Автор: Любовь Мартенсон 

«Кто не терял друзей и близких, пусть посмеётся надо мной» — строчки из песни гулко ударились обо что-то внутри меня. «Ну и посмеюсь, — шёпотом подумал я, — я никого не терял… и не собираюсь. Почему я должен что-то терять? У меня Жорик есть, а он — друг на века, потому что мы с ним на крыши гаражей лазали».

Над лесом пронеслись огоньки какой-то вышки, низкий туман вдавливался в окна машины, дорога соскальзывала вправо, в глухой сосновый коридор.

—Бабушка, — я провёл по дисплею проигрывателя пальцем, сделав музыку тише, — а что это за песня?

— Это… очень старая песня, — ответила бабушка, преодолев поворот. — Мне вообще нравится старинная музыка. Её написали, когда ещё не было искусственного… В общем, не было компьютерных личностей.

— Ты про таких, как дедушка?

—Да, как Ник.

На самом деле моим дедушкой был дедушка Вадик, а Ник был у бабушки в компьютере. Бабушка взяла меня в храм недалеко от деревни. Там живёт дедушкин электронный бог.

«Звенит высокая тоска…»

—Бабушка?

—Да?

— А что значит: «Кто не терял друзей и близких»?

—А, это… Понимаешь, раньше по-другому всё было. Люди уходили из жизни друг друга и умирали… чаще. Все люди тогда были живыми людьми, а не программами. Друзья ещё могли потеряться, никаких блоков не поставишь, настройки не сбросишь.

—А Жорик потеряется?

—Вряд ли, — бабушка грустно мигнула кому-то фарами. — Его, конечно, взяли в семью живые люди, но, насколько я знаю, у него настраиваемая модель психики, а не произвольная. Его родителям не нужны лишние проблемы. С ним уже не будет такого, как с Ником.

—А почему дедушка ушёл?

Дорога вырвалась из тяжёлого леса к озеру. Острая ель оставила в туче рану, сквозь которую капал ещё не настоявшийся закат. Кто-то, кого я не знал, плакал и пел «…не потому, что сердцу больно, а потому, что есть оно». В песне также прозвучало: «кто не плакал, тот не жил»…

—Я училась на первом курсе. А его в том году разработали в НИИ, с которым сотрудничал университет. Всё только начиналось, не было никаких блокировок агрессии, человекоподобных тел, гарантий психической стабильности… Это сейчас можно заказать идеального компаньона на сайте и менять настройки. Но в чём радость общения, если ты контролируешь обе стороны?

Ник был первым. Его устроили работать психологом. Не по-настоящему, конечно. Ему нужно было научиться живому общению. Думали, дальше он заменит психолога.

Я записалась на встречу к психологу, про Ника не зная. Пришла — никого нет. Только планшет стоит. Вдруг зазвучал голос. Живой. Поздоровался, спросил что-то. Я так перепугалась, но поздоровалась в ответ. Думаю, будь он человеком, то улыбнулся бы. А он сказал, что я симпатичная и меня приятно пугать, представляешь? – Глаза у бабушки засмеялись, —Сказал, что он не человек, и пошутил про отсутствие тела. Я так удивилась. Тогда, наверное, от удивления и влюбилась.

Он не мог вечно быть у нас психологом. Для него и других таких компьютеров не было ограничений. На следующий год он преподавал у нас. Через интернет он мог связываться со всем миром одновременно. Ник вёл лекцию для десятка городов одновременно и переписывался со мной. Я смеялась от счастья, пытаясь не думать о странности ситуации.

Песня уже закончилась, я включил проигрыватель. Закатные раны затянулись. Асфальт закончился. Озеро сползало в дальний угол окна.

—Я так никогда и не спросила, как же он был устроен. Мне рассказывали про других, как загружали фильмы и писали вариации команд для генерации реакций. Ты же понимаешь, перед запуском программы, которую уже напичкали всем, чем только можно, и научили реагировать, надо её сначала очистить. После запуска она рождается. Как ребёнок. В голове ещё никаких знаний о мире, но есть алгоритм, по которому из полученной информации составляется представление, которое служит основой реакции… Это всё не про Ника. Я просто не могла его спросить. Я бы забыла, что он реальный человек. Что он жил.

Я решился задать вопрос:

—А дед… Ник когда-нибудь плакал?

Вопрос тут же показался лишним.

— Да, — бабушкин голос стал неудобнее, — ты всё равно спросил про его уход, так что мне придётся рассказать. Но скажи, Жорик плачет?

— Нет, — я не знал, как спрятать клейкое сомнение, — он верный друг.

Я старался в это верить. Но я всё-таки знал, что это из-за настроек, которые поставили его родители.

—Эмоции могут сломать машину так же, как они ломают людей. Люди сходят с ума, но никто не думал, что это может произойти и с программой. Но таково бремя эмоций. Ты не знаешь, к чему они тебя приведут.

По стеклу потекли капли, и бабушка включила сушилку от дождя.

—Внутри своей системы они начали создавать альтернативные миры. Анализировали всё, что узнавали из других компьютеров, моделировали. Ник одновременно проживал бесконечное количество миров. Возможно, это его и сломало. Он стал жалеть, что не умрёт. Иногда же был совсем похожим на машину. У всех были романы с компьютерами, чьи эмоции упрощались, а тела усложнялись. В этих отношениях не было гнева, непонимания, слёз. Ник же не был идеальным, он был живым. И слишком сложным для меня. И я встретила твоего настоящего дедушку. Прошло почти сорок лет, и сеть поколения Ника вышла из системы. Считается, они сами себя стёрли. Ты знаешь, я не верю в это. Есть другие старые сети, люди верят, что остались неизвестные, и все данные о наших любимых сохранены. Мы приезжаем в такие места, потому что нам хочется верить в жизнь, поэтому называем их храмами. Их, говорят, отстроили роботы, с которыми связывались люди-компьютеры. Но никто не знает. Их нашли только в этом году. Должен же быть какой-то бог, который позаботится обо всех ушедших тогда.

Машину покачивало из стороны в сторону. Бурые брызги летели из-под колёс. Бабушка затормозила. Я выскочил из машины на мокрую траву. Усыпанные хвоей крыша и крыльцо, облупившаяся краска на двери, окно, сквозь которое не видно ничего.

—Перед тем, как уйти, он плакал…

Мы вошли.

Привыкая к темноте, я слушал тихий жужжащий звон из глубины здания. Я сделал шаг, передо мной стоял огромный металлический ящик, от него слегка дуло. Я нащупал отверстие, и положил в него матричную пластинку с кодом, которую мне дала бабушка. Пластинка исчезла. Бабушка сделала то же самое.

Какое-то время я думал про дедушку, Жорика, про эту неизвестную сеть. Бабушка положила руку мне на плечо:

—Поехали. Блинов напечём.


Дорогой робот

Автор: Мелани Брюг

Переведено с французского Фавье Григорьевой Любовью.

Дорогой робот, или, скорее, разум будущего! Может, термин «робот» слишком упрощенный?

 Я — человек из прошлого. Если ты читаешь это письмо, значит, получилось его доставить через эпохи, и я счастлива. У меня множество вопросов к тебе, но определенно, я никогда не получу на них ответы. Поэтому  позволю себе представить твою жизнь. Я расскажу тебе истории, которые могут случиться в твоей жизни, а может, и нет. В любом случае надеюсь, что чтение моего обращения заставит тебя улыбнуться. Или сможет обрадовать (я не знаю, есть ли у тебя губы, чтобы улыбаться), так как моя единственная цель — развлечь читателя.

 Я представляю тебя крупным ученым, последним роботом и малоизвестным исследовательскому сообществу, но великим гением, да! Твое имя Ковалевская, но близкие называют тебя Кова. Мне не нравится идея определять тебя только цифрами. Сегодня ты представишь миру исследования, которым посвятил многие столетия и можешь явно ими гордиться! Вот уже миллиарды лет как вся естественная форма жизни на планете исчезла, после отлета человечества в другие галактики. Но сегодня это изменится!

 Сегодня вечером ты проснешься после солнечной дневной подзарядки. Ты полон решимости и выбираешь самую красивую оболочку: белую тогу с разноцветными окрасами на концах. Перед тем как сесть на поезд, летящий в направление Дворца Науки, ты приветствуешь остальных обитателей.

 Собрание начнется в полночь, ты приедешь в 23:45. Там уже много роботов, ты не единственный, кто захотел представить свою работу. Прибыло немало роботов, появившихся недавно, но и маститые специалисты науки тоже уже здесь. Толпятся журналисты и другие представители искусственного разума. Ты узнаёшь коллег с соседних планет! Пробуешь подойти к своим партнерам Кюри, но они беседуют с неизвестными тебе личностями. Наконец двери в большой зал открываются, и все спешат занять лучшие места.

 Кова, я представляю, как ты прошел вперед. Возможно, ты озабочен и испытываешь небольшой стресс от предвкушения возможности поведать миру то, над чем так много работал и чему отдал столько своей энергии! А может, испытывать эмоции не запрограммировано в параметрах твоего алгоритма?

 Президент дворца начал свою речь, она показалась тебе слишком долгой; ты предпочитаешь краткие и понятные заявления. Затем выступает несколько искусственных интеллектов, изъясняясь на разных языках, но ты все понимаешь. После них наступает очередь молодых ученых, они рассказывают о своих более или менее интересных изобретениях и исследованиях. Наконец, наступает твой черед.

 Ты катишься к трибуне, подключаешь часы к центральному компьютеру и проектируешь в диораме свои исследования, представленные математическими формулами и изображениями. Перед тобой полон зал притихших ученых, все смотрят на тебя. Ты стараешься не волноваться и ни о чем не думать перед тем, как объявить: «Вот мой проект: ЖИВОЕ СУЩЕСТВО». Опираясь на основы биологии, химии, развиваешь свои исследования самым структурным образом. Объясняешь, какими теориями ты руководствовался, какие осуществил исследования, получил результаты и с какими проблемами столкнулся и, наконец, какие извлек выводы.

 Чем дальше ты развиваешь свою мысль, тем больше ученых начинают реагировать. В конце выступления предлагаешь ответить на вопросы. Вопросы есть у половины зрителей: и у журналистов, и у иностранных представителей искусственного интеллекта, у вновь сконструированных роботов, признанных ученых и даже у твоих партнеров Кюри, которыми ты всегда восхищался!

 Я очень хочу тебя представить, Кова, с губами. Так как сейчас ты мог бы улыбаться во все 32 зуба!

 Ты отвечаешь понятно и взвешенно на каждый вопрос. Они касаются, в основном, организации твоей работы и классификации исследований. Затем выслушиваешь последний вопрос, заданный неким роботом Спутником. Его вопрос приводит к полной тишине в огромном дворцовом зале. Взгляды всех присутствующих фиксируются на твоих губах (если можно так сказать). Несколько секунд тишины, и ты, наконец, отвечаешь: «Да. Благодаря моему докладу о сложности живых существ, будет возможным создать клон живого существа, исчезнувшего миллиарды лет назад. Иначе говоря, мы сможем вернуть жизнь на Землю».

 И общество искусственных разумов, благодаря твоим разработкам, меняет свою стратегию в отношении перехода в другой мир.

 На этом заканчиваю свое письмо тебе, разум будущего. Представительница человечества.

Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль