Поездка во Францию по культурным обстоятельствам 

11 октября1470

Продолжаем рассказывать французские истории наших соотечественников. 

Роберт Фрост — владелец хостелов Vagabond Tbilisi и Vagabond Moscow (с 30 сентября последний закрыт в связи с изменениями в законодательстве, а 1 октября он стал победителем в номинации «Лучший хостел в России» в конкурсе, проводимом международным поисковиком Kayak), идейный вдохновитель проекта Сaravane.Earth при посольстве Государства Катар, бывший управляющий менеджер «Болотов.Дача» — расскажет свою историю о том, как он получил французскую визу для посещения фестиваля… картофеля. 

— Роберт, для начала расскажи, пожалуйста, подробнее про свою работу с катарцами.

— Сейчас работаю над проектом посольства Катара по созданию арт-резиденции в этом государстве, своеобразной holistic village. Я занимаюсь там исследованиями и поиском: езжу по миру, нахожу людей, которые делают то, что почти утрачено, —  занимаются почти забытыми для человечества видами искусства, рукоделия. Например, это бедуины-кочевники в пустыне или в горах Пакистана, Индии, которые ткут, делают украшения, готовят еду по древним технологиям, использовавшимся ещё нашими предками.

Какая интересная работа! А чем ты ещё занимался?

— Также я работал в культурной резиденции под Москвой в «Болотов.Дача». Как это у меня обычно бывает в проектах, там я тоже занимался всем и сразу. А на начальном этапе я просто мечтал, так как у нас было только поле и нужно было придумать, что там будет — кто и зачем туда поедет за 200 км от Москвы? 

— И как ты «домечтался» до фестиваля картофеля?

— Так как вокруг «Болотов.Дача» расположены фермы, то очень много идей было связано с сельскохозяйственной деятельностью… Вот однажды прихожу с вечеринки домой, открываю почту, а мне коллеги присылают письмо: мол, есть в Канаде музей картошки, предполагая, что эта информация меня на что-то вдохновит. Я стал «гуглить» и нашёл, что подобный фестиваль во французском Амьене, который пройдет через месяц, — отправил информацию коллеге, выключил компьютер и лег спать. Открываю вечером почту, а там уже десятки писем с активным обсуждением этого! И вот уже мне нужно ехать на этот фестиваль и я  даже включен в список приглашённых, вот только визы у меня нет…

— А этот фестиваль чем-то знаменит, сколько ему лет?

— Он там много лет проходит, мы как-то не успели углубиться глубоко в детали, а сразу увидели «картофельную реальность». Как оказалось, этот фестиваль идет двое суток: представлены все виды картофеля, показано на какой глубине его сажать, можно продегустировать чипсы и пиво из картошки… Полюбоваться на то, как она может красиво цвести. А ещё из этого корнеплода делают шампуни и мыло…

Но прежде чем я там оказался, мне пришлось пойти за визой. Я, если честно, всегда с трудом решаю «бумажные вопросы». Мне посоветовали идти в культурный центр за визой, и я туда обратился… 

Культурный центр при посольстве Франции?

– Да, есть обычная туристическая виза, а есть «культурная». Я подал документы с приглашением на фестиваль картофеля, а до этого мы купили билет в Disneyland, то есть два дня — на фестивале, а потом мы с коллегой два дня решили провести в Disneyland, и назад билеты у нас были. Но сказали, что нужно побеседовать с консулом.

Он немного удивленно меня спрашивает: «Вы первый раз едете во Францию и специально на фестиваль картофеля?» Отвечаю, что да, так как занимаюсь сельским хозяйством. Консул продолжает: «И вы никогда не были в Европе?» Отвечаю, что не был. Консул продолжает недоумевать: «И вы едете на три дня на фестиваль картофеля, а потом на два дня в Disneyland и все?» Я отвечаю, что если мне дадут еще один-два дня посмотреть Париж, то, может быть, еще раз сюда прилечу.

Через 4 дня мне позвонили, сказали приходить. Я пришёл, взял паспорт, сказал спасибо. Меня спросили, не хочу ли я на свою визу посмотреть? А я просто рад был тому, что визу быстро дали, а мне говорят: «Вам дали на полгода мультишенген, чтобы вы увидели во Франции что-то кроме фестиваля картофеля и Disneyland».

Как это мило с их стороны! Скажи, а ты потом воспользовался визой и съездил во Францию еще раз?

— Да, конечно, я потом ездил во Францию. А в этом году я был в Париже по пути в Колумбию. А еще после поездки в Алжир я стал сравнивать эти два города. Ты знаешь, что над генеральным планом застройки и Алжира (идея «зеленого города»), и Парижа («План Вуазен») работал знаменитый Ле Корбюзье? Поэтому Алжир очень напоминает Париж, но «чистый», где никто не пьет, не курит, где на каждом углу играет французская музыка…

— А какие у тебя впечатления остались о Франции и французах?

— Ты знаешь, например, когда как турист приезжаешь — это невероятное гостеприимство всегда. А еще до этого — «в прошлой жизни» — я был один раз во Франции еще с украинским гражданством — мы ехали из Бордо в Сан-Себастьян. И когда мы жили в маленьких французских деревушках, нас поили вином и коньяком многолетней выдержки, кормили гусиным паштетом — фуа-гра. Вот по сравнению с испанцами французы намного гостеприимней были.

Там, где мы были, в Амьене, было очень тихо и спокойно. Но и Париж мне очень нравится, потому что в Париже можно найти все что угодно: на Елисейских полях можно найти интересные клубы, например. Я жил на Монмартре — снимал квартиру у загадочной пары: у них очень красивая квартира с видом на кладбище, старые книги, вся одежда в полосочку в доме — тельняшки, шляпы и прочее.

Мне кажется, Париж нужно, как и вино, распробовать, потому что он очень скрытный. Кстати, у меня есть хороший пример того, что такое французы.

Мы недавно путешествовали по Исландии автостопом. Устроили такое типично европейское приключение в самой безопасной стране мира: там ничего не происходит, одна дорога и все играют в «великих путешественников» — прячутся в спортивной экипировке, героически заваривают овсянку и растворимый кофе.

И вот в этих «походных условиях», когда все вокруг ведут себя так, как будто покоряют Дикий запад, я встретил французскую пару. Они так разительно отличались от других туристов — вели себя и выглядели так, словно собрались на пикник в парижском парке. Девушка была сама элегантность: в розовом мягком свитере и джинсах. И пара в целом скорее напоминала о романтических фильмах, чем о road trip stories — так нежно щебетали они друг с другом, заботливо подливали кофе из термоса — конечно, свежезаваренный, ведь растворимый для французов даже в исландской степи не комильфо!

Конечно, сейчас Париж полон эмигрантов, хотя и сложно так называть выходцев из бывших французских колоний, но это просто другая культура — субкультура, а вот в Исландии получилось так, что я увидел настоящую Францию — ту, которую я узнал и полюбил по книгам Пруста…

И кусочки этой «Франции из книжек» я находил не в Париже: там ты видишь не совсем то, что ожидаешь увидеть. Вот одну прекрасную француженку на Бали повстречал. Каждое утро она ела круассан, пила кофе и часто повторяла фразу «Если делать всегда только то, что хотят другие, то зачем вообще жить»…

Можно сказать, что для меня Франция — это Жанна Моро, великая актриса, которая никогда не говорит просто так, любит жить, пить вино и заниматься любовью, позволяет себе делать то, что ей нравится и живет вне времени — вне своих лет… Когда я встречаю таких «французских» персонажей, то воспринимаю эти встречи как маленькое кино. И в такие моменты представляю, что иду в тельняшке по Парижу…

Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль