«Париж — Москва» и «Москва — Париж»: как две выставки помогли открыть железный занавес

26 декабря990

С приходом советской власти отношения между Францией и Россией стали уже не такими тёплыми, как в начале XX века. Однако, несмотря на «железном занавес» культурное сотрудничество между нашими странами никогда не прекращалось.

Роман Чеслевич. Афиша выставки «Париж—Москва. 1900—1930» (1979) © Архив Центра Помпиду

Выставка «Париж — Москва» в Центре Помпиду: 1979 год

В 1979 году в Париж на выставку привезли картины русских художников-авангардистов, которые и в России-то почти никто не видел. Это были работы Родченко, Кандинского и Малевича, давно пылившиеся в запасниках музеев из-за идеологического запрета. А ещё специально для выставки воссоздали проект «Памятника III Коммунистическому Интернационалу» Владимира Татлина и «Трибуну» Эля Лисицкого.

Выставка «Париж — Москва» в 1979 г. Фото: Archives MNAM / Jacques Faujour

Французские кураторы и не подозревали, что во время подготовки к московской выставке им придётся искать компромисс на каждом шагу! Дошло до того, что однажды советская сторона потребовала от них убрать из каталога все упоминания о Льве Троцком и Андрэ Гайде и уж тем более не размещать их портреты. Французам удалось отстоять портрет Андрэ Гайда только в обмен на отказ от портрета Марины Цветаевой!

«Москва — Париж» в ГМИИ им. А.С. Пушкина: 1981 год

На выставке «Москва — Париж» кураторы хотели воссоздать большую часть выставки в Центре Помпиду в 1979 году. Однако под давлением Министерства культуры СССР концепцию пришлось изменить.

Французские СМИ ругали выставку «Москва — Париж» за переизбыток соцреализма в подборке экспонатов и за то, что там обошли стороной страшные события 19201930-х годов. Но советские люди радовались и тому немногому, что всё-таки показали на выставке. Это сейчас Кандинским, Шагалом и Малевичем никого не удивишь, а в советское время даже альбомы по искусству с картинами этих художников было сложно найти. Их передавали из рук в руки как драгоценность! 

Любая форма культурного обмена с диктаторским режимом, даже самая незначительная, самая несовершенная, всегда лучше, чем изоляция.
Анри Фроман-Мёрис, посол Франции в СССР в 1979–1981 году (о выставке «Москва — Париж»)

Жители СССР увидели на выставке намного больше, чем просто взаимосвязь русского и французского искусства начала XX века. Выставка напомнила им о времени, когда Россия не была изолирована от всего мира. И о том, что когда-то в Париже только и говорили, что о Дягилевских сезонах, а работы Малевича, Ларионова и Гончаровой во Франции можно было увидеть чуть ли не чаще, чем в России!

«Танец», Анри Матисс (1910)

Главный экспонат — картина «Танец» Анри Матисса — самим своим существованием доказывала: «Границы должны быть открыты! Хотя бы в мире искусства!» Ведь Матисс написал «Танец» не просто так, а по заказу своего друга — российского коллекционера Сергея Щукина. Если бы не его желание украсить свой особняк, не было бы и картины, которую искусствоведы называют воплощением ритма и экспрессии ХХ века.

Успешный диалог
Все просто

Войдите или создайте профиль